April 15th, 2010

Из неопубликованного

В университетские годы я писал курсовую о Бисмарке и в ней обронил фразу, которую сокурсники, а затем и я сам, сочли неудачной. Я написал, что нечто (сейчас уже не помню, что или кто именно - кажется, партия Центра) связывало Бисмарку руки, «которые он предпочитал держать свободными». Да разве, заметили мне, бывает иначе? Разве хоть один политик хочет, чтобы руки его были связаны? Поразмыслив немного, я согласился, что нет, не бывает такого.

Теперь я думаю, что с согласием я тогда поторопился, и что в действительности такое случается. Не так давно Медведев, отвечая Зюганову, сказал, что сам-то он не против смертной казни (практически – за) и будь он в Кремле в 90-е годы, то всё иначе повернулось бы. То есть – «я за, но поделать ничего не могу». Поздняк теперь метаться. Существуют «обязательства», и наши руки ими связаны.

Это довольно ловко, доложу я вам. Popular sentiments удовлетворены вполне – президент заодно с большинством народа. Но и «Европа» довольна – обязательства об отмене смертной казни остаются в силе, это вновь подтверждено. А руки нашим законодателям связал Конституционный суд в ноябре прошлого года. И они, кажется, сами этому рады.

Разбор решения КС я написал под Новый год, но тогда статья не прошла в журнале, в котором её поначалу будто бы взяли. Так что размещаю её здесь под рубрикой «Архивные материалы»:).

Collapse )