Dr. Alex Vereshchagin (alex_vergin) wrote,
Dr. Alex Vereshchagin
alex_vergin

Categories:

Суд и Толстой

Шурин Л.Н.Толстого, кассационный сенатор А.М.Кузминский, утверждал, что Лев Николаевич терпеть не мог судейских. Когда Толстой напечатал свое «Воскресение» с его пародией на русский суд (выдаваемой, однако же, за жизненную правду), то получил отповедь в виде открытого письма, напечатанного в «Киевлянине» и подписанного «Старый судья». Письмо написано так умно и хорошо, а высказанные в нем упреки настолько справедливы, что скрыть сочувствие к нему не смог даже советский специалист по творчеству Толстого, Э.Бабаев http://feb-web.ru/feb/tolstoy/critics/rtv/rtv-013-.htm Письмо перепечатал «Журнал Министерства юстиции» - ведущее юридическое издание того времени.

Письмо я выложил для скачиванья здесь https://yadi.sk/i/rDpNLnPnpx9c6 – enjoy. Кстати, из него видно, что факт некоррумпированности российского суда считался тогда чем-то само собой разумеющимся и совершенно бесспорным: «Разве это не заслуга и не достоинство, - писал «Старый судья», - что в то время, как у более даже культурных народов выплывают свои позорные Панамы, корыстные стачки депутатов и проч., и проч., русский суд стоит безупречным, как жена Цезаря, перед глазами всех, желающих его видеть и наблюдать?»

Однако в литературоцентричной цивилизации никакие открытые письма от практиков, даже самые убедительные, не способны пересилить художественное воздействие на умы; перед мощью художественного слова правда жизни неизбежно должна пасовать. Эта тема, вообще говоря, goes very deep, и отношение наших “людей пера” к судопроизводству есть лишь одна из многих частностей, за которыми стоит некое фундаментальное мировоззрение. Розанов, как известно, в конце жизни вообще пришел к выводу, что Россию погубила литература, а Бердяев тогда же – в статье о духах русской революции - назвал Толстого «настоящим отравителем колодцев жизни», нигилистом, презирающим право, искусство и любые «относительные и условные» общественные формы. Поэтому существующий суд, как институт заведомо несовершенный и «относительный», такого рода революция, конечно же, пощадить не могла. Бердяев пишет:

«Толстой был максималистом. Он отверг всякую историческую преемственность, он не хотел допустить никаких ступеней в историческом развитии. Этот толстовский максимализм осуществляется в русской революции - она движется истребляющей моралью максимализма, она дышит ненавистью ко всему историческому. И в духе толстовского максимализма русская революция хотела бы вырвать каждого человека из мирового и исторического целого, к которому он органически принадлежит, превратить его в атом для того, чтобы повергнуть его немедленно в безличный коллектив. Толстой отрицал историю и исторические задачи, он отрекался от великого исторического прошлого и не хотел великого исторического будущего. В этом русская революция верна ему… она хотела бы, чтобы русский народ не жил исторической жизнью. И подобно тому как у Толстого, в русской революции это максималистическое отрицание исторического мира рождается из исступленной эгалитарной страсти. Пусть будет абсолютное уравнение, хотя бы то было уравнение в небытии! Исторический мир - иерархичен, он весь состоит из ступеней, он сложен и многообразен, в нем - различия и дистанции, в нем - разнокачественность и дифференцированность. Все это так же ненавистно русской революции, как и Толстому. Она хотела бы сделать исторический мир серым, однородным, упрощенным, лишенным всех качеств и всех красок. (Прервем здесь цитату и скажем: Совок именно это и сделал. На языке советских идеологов сие будет названо «достижением социальной однородности»; в этом месте я, вследствие соседства букв на клавиатуре, напечатал сначала «однорожности», дернулся было исправить, но сразу же подумал, а стоит ли исправлять - ведь о "рожах"-то и речь? Как бы то ни было, социальная недифференцированность как следствие революции и Совка до сих пор есть преграда всякому развитию. - АВ). И этому (продолжает Бердяев) учил Толстой как высшей правде. Исторический мир разлагается на атомы, и атомы принудительно соединяются в безличном коллективе… Толстой сумел привить русской интеллигенции ненависть ко всему исторически-индивидуальному и исторически-разностному. Он был выразителем той стороны русской природы, которая питала отвращение к исторической силе и исторической славе. Это он приучал элементарно и упрощенно морализировать над историей и переносить на историческую жизнь моральные категории жизни индивидуальной. Этим он морально подрывал возможность для русского народа жить исторической жизнью… Мировая война проиграна Россией потому, что в ней возобладала толстовская моральная оценка войны.»

Между прочим, реакционный и, разумеется, близорукий царизм (одаривший Россию таким пустяком, как некоррумпированный суд), цели и сущность мировоззрения своих противников прекрасно понимал. Во всеподданнейшем отчете Третьего отделения за 1869 год встречается такой пассаж:

«Уже несколько лет тому назад термин «нигилист» стал слишком тесен для обозначения совокупности лиц, которые встали в оппозицию к обществу, его обычаям и существующему устройству. В вышедшем в то время сочинении, коего автор подвергся судебному преследованию, этот термин был заменен более широким и выразительнейшим названием: «отщепенец». Дальнейшее расширение «отщепенства» может привести к образованию того, что в других странах обозначается именем «четвертого сословия», или пролетариата... Если этого «четвертого сословия» у нас еще нет или оно, по крайней мере, еще не достигло той относительной численности и того политического значения, какие оно имеет в Западной Европе, то образование его составляет в настоящее время главную, можно сказать, единственную достойную серьезного внимания цель пропаганды. «Четвертое сословие» … обнимает всех тех, которые вышли и были вытеснены из общественных групп, к коим они до тех пор принадлежали, которые считают преступлением против человечества разделение общества на классы, которые сами себя объявляют «настоящим народом» и требуют, чтобы всякое органическое расчленение было уничтожено и поглощено в общей смеси настоящего народа. Наконец, идя последовательно далее, они стремятся к слитию всех народов, преобразованных по их социально-политическому идеалу, в одну общую массу, в человечество. На этом основании для образованного ими пропагандирующего члена «четвертого сословия» национальность есть противуестественное ограничение, поддерживаемое своекорыстным кастовым духом. Не должно быть ни сословного сознания, ни сознания национального. Словом, «четвертое сословие» отличается полнейшим отсутствием исторической и родной почвы.»

По-моему, замечательно. Мало кто сейчас умеет настолько емко и точно выразить сущность какой-нибудь социальной доктрины. Жандармы могли писать не хуже Бердяева...
Subscribe

  • Кропоткины

    Зашли вчера в городе Дмитрове в дом-музей князя-анархиста Кропоткина, где он скончал свои дни. Перед крыльцом бегали трое малых детей - мальчик и два…

  • Пропал закон (нужна помощь по еврейскому вопросу)

    Блоггер shaon, несколько воспаленный израильский патриот, выдвинул в комментариях к моему последнему посту тезис о том, что "с 1911г. был…

  • О "дискриминации"

    Из разговора с просвещенным френдом, заметившим, что "правовое положение "инородцев" отличалось от правового положения русских…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Кропоткины

    Зашли вчера в городе Дмитрове в дом-музей князя-анархиста Кропоткина, где он скончал свои дни. Перед крыльцом бегали трое малых детей - мальчик и два…

  • Пропал закон (нужна помощь по еврейскому вопросу)

    Блоггер shaon, несколько воспаленный израильский патриот, выдвинул в комментариях к моему последнему посту тезис о том, что "с 1911г. был…

  • О "дискриминации"

    Из разговора с просвещенным френдом, заметившим, что "правовое положение "инородцев" отличалось от правового положения русских…