Dr. Alex Vereshchagin (alex_vergin) wrote,
Dr. Alex Vereshchagin
alex_vergin

Category:

Государство и суд присяжных тогда и теперь

Почитал я тут на днях сочинения двух царских сатрапов, министров юстиции - Николая Валериановича Муравьева и Ивана Григорьевича Щегловитова – на тему суда присяжных. Вы небось думаете, что они там всячески под него подкапываются, критикуют, предлагают его ограничить, а то и совсем упразднить? Нет, ничуть не бывало. Ровно наоборот: ведут бескомпромиссную защиту этого демократического института по всем фронтам. Именно бескомпромиссную: суд шеффенов, при котором «народные судьи» сливаются с «коронными» в одну коллегию и всё решают вместе (его разновидностью были и советские «кивалы», т.н. народные заседатели), - так вот, этот самый шеффенский суд разоблачается ими как гнилой компромисс, имеющий скрытую цель подчинить народный элемент в судопроизводстве государственному, бюрократическому. Все это доказывается очень подробно, с привлечением статистики, красноречиво и язвительно.

Словом, с такими «сатрапами» никаких либералов уже не нужно. Защита суда присяжных у них настолько всесторонняя и фундированная, что Морщакова с Пашиным могли бы при них просто отдыхать. Им бы там работы не нашлось.


Причем защита эта направлена не против каких-то внутренних реакционеров, а против поползновений якобы передовой Европы. В то время там, особенно во Франции, в Третьей Республике, как раз вошли в большую моду нападки на суд присяжных и попытки заменить его безгласными шеффенами. Ну а поскольку интеллигенция (она же – «общественное мнение») в России всегда была готова преклониться перед любой левой или этатистской хренью, лишь бы она шла из «передовых стран», то вот против этой самой тенденции царским сатрапам и пришлось выступать. А защищать было что: как известно, в Российской империи – разумеется, реакционной и отсталой «тюрьме народов» – суд присяжных действовал в масштабах, далеко превосходивших европейские аналоги. Притом что введен он был, с неслыханной смелостью, сразу же после отмены крепостного права, и немалый процент присяжных составляли вчерашние крепостные. Нередко в нем заседавшие бок о бок со своими прежними господами.


Так что эта защита суда присяжных – вовсе не чудачество двух министров, а консолидированная позиция тогдашнего establishment’а Р.И. Настолько консолидированная, что в знаменитой «комиссии Муравьева» (для пересмотра установлений по судебной части), работавшей под председательством Николая Валериановича в 1890-е годы, из 24 сановников 20, то есть подавляющее большинство, высказались за сохранение суда присяжных в существующем виде, с широкой компетенцией, всего трое были за замену его шеффенским судом и лишь желчный сенатор Желеховский (я писал о нем как-то ранее) один упорно стоял за его упразднение. Ну вот это как раз и было чудачество, в чистом виде заскок (именно так это расценивает в своих мемуарах младший коллега Желеховского по Уголовному кассационному департаменту, сенатор Завадский). В созванном же в помощь комиссии совещании старших председателей и прокуроров судебных палат (это, чтобы вы понимали, генералитет судебного ведомства) 18 из 20 участников нашли, что суд присяжных «действует безукоризненно хорошо» и высказались за его неприкосновенность.


Кстати, главная проблема была тогда ровно та же, что и сейчас: якобы недостаточная репрессивность суда присяжных по сравнению с коронным судом, очень высокий процент оправданий. Ну и как же, вы думаете, отвечают на этот упрек министры юстиции, по совместительству генерал-прокуроры, то есть люди, вроде бы кровно заинтересованные в успехах обвинительной власти, ибо сами же ее возглавляют? Отвечают, коротко говоря, так: во-первых, присяжным виднее, кто действительно виновен и насколько, а во-вторых, если заведомых преступников все же иногда и оправдывают, то это лишь означает, что следствие и обвинение у нас плохо поставлены, недостаточно поработали, и сами виноваты в таком неудачном исходе. Работать, стало быть, надобно лучше, вот и всё! То есть подход у царских сатрапов категорический: суд присяжных – это зеркало, в которое смотрятся следствие и прокуратура; так что давайте не будем на зеркало пенять - это у нас самих рожа крива.


В общем, ай да сатрапы! Сейчас бы нам таких, да поболе…


ПС: Чтобы не грешить голословностью, дам пару характерных цитат. В 1900 г. на заседании комиссии своего имени министр юстиции статс-секретарь Муравьев утверждал: «При отсутствии общественного элемента в судейском кресле прочно водворятся профессиональная сухость и рутина, часто неразлучные с постоянным применением карательных законов. В замкнутом должностном суде легко приучаются смотреть на людей только как на механические объекты легального воздействия, и эта односторонность не находит себе противовеса в свежем притоке непредубежденных взглядов и простого житейского здравого смысла». «По официальным сведениям безусловной достоверности и по единогласному свидетельству компетентных лиц, близко знакомых с деятельностью нашего суда присяжных, за многолетний ее период, злоупотребления были в ней случаями крайне редкими и единичными, а более или менее значительные ошибки, к тому же иногда скорее кажущиеся, чем действительные, почти исчезают в громадном большинстве вполне правосудных приговоров».

Subscribe

  • С.В.Волков про украинскую статью Путина

    "Видеть в этой статье изменение принципиального взгляда на проблему никак не возможно, и ни малейшего значения она не имеет".…

  • Про милость и правду

    Конспект моей лекции в Свято-Филаретовском институте, прочитанной в мае. О русском праве до 1917 года…

  • (no subject)

    Делаю вывод, что Путин писал статью сам и никому вычитывать не давал. Это видно из того, что Эмский указ датирован с ошибкой в четыре года ("Эмский…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments