Dr. Alex Vereshchagin (alex_vergin) wrote,
Dr. Alex Vereshchagin
alex_vergin

Categories:

Причуды генеалогии

(на заметку многоув. юзеру enzel) Генеалогия у скончавшейся сегодня Анны Вяземски действительно весьма незаурядная, - что с французской, что с русской стороны, - и в русской ее части любопытно покопаться. Насчет ее прадеда я бы дополнил, что Леонид Вяземский был членом Государственного Совета и, как таковой, оказался чуть ли не единственным его членом за всю историю, кто схлопотал высочайший выговор (в 1901 г. от Николая Второго). Дело было в том, что он на улице начал вступаться за студентов, которых разгоняла полиция (тогда уже слышались первые раскаты грядущей революции). По этому поводу Л.Н.Толстой написал ему сочувственное письмо, в котором по-царски величал себя «мы» («мы надеемся» и т.п.).

Характерно, что тещей Леонида Вяземского была графиня Софья Панина, дочь «реакционного» министра юстиции Виктора Панина, но известная, напротив, своими либеральнейшими взглядами (а ее племянница, тоже Софья Панина, еще намного перещеголяла тетку, заслужив прозвище «красная графиня»; ее мать была дочерью одного из богатейших людей России, промышленника С.И. Мальцова, и вторым браком вышла замуж за известного радикала Петрункевича; сама же Софья-младшая тоже вышла замуж за богача, сына статс-секретаря А.А.Половцева, наследника многомиллионного состояния придворного еврейского банкира барона Штиглица; именно в ее крымском дворце Лев Толстой писал свой пасквиль на Николая Первого - повесть "Хаджи-Мурат"). Вот так тесно переплетались в то время «революционное» и «придворное». Деньги всех этих богатых и знатных людей питали дело революции, подготавливая жизненный крах своим незадачливым владельцам. В сущности, Витте не особенно грешил против правды, когда говорил, что главные революционеры у нас князья да графы. Вышла им эта революционная и радикальная дурь, разумеется, боком: Леониду Вяземскому посчастливилось умереть до революции, но могилу его революционная чернь уничтожила, «невзирая на заслуги». Сын его старший, Борис, владелец образцового имения Лотарево, был зверски убит той же чернью в августе 1917-го, еще при Временном правительстве (если можно называть правительством кучку дебилов, прокладывавших дорогу большевикам). Лотарево, разумеется, было советскими разрушено и бесследно исчезло.

Вот, кстати, отрывок из дневника статс-секретаря Половцева об этих колоритных обстоятельствах: «Заезжаю проститься к уезжающей в Германию старухе гр. Паниной (жене покойного министра юстиции – А.В.). Разговор, естественно, касается ненавистной ей Петрункевич - матери моей невестки, и, по этому случаю, старуха рассказывает мне несколько любопытных обстоятельств. Вот сущность ее рассказа: в 1880 г., тотчас вслед за взрывом в Зимнем дворце, госпожа Петрункевич, уже предавшаяся революционной партии, явилась однажды в контору гр. Паниной и вытребовала от растерявшегося управляющего капитал, принадлежавший дочери и состоявший из нескольких сот тысяч рублей. Гр. Панина, узнав это, перепугалась и поспешила написать письмо государю Александру Николаевичу с просьбою назначить опекуна над внучкою.

В это время Настасия Николаевна Мальцева (мать госпожи Петрункевич) не покидала императрицы Марии Александровны и упросила ее не давать удовлетворения просьбе гр. Паниной, оставляя внучку в полной власти своей матери. Для объявления такого решения к гр. Паниной явился всемогущий в то время Лорис-Меликов, но каков был переполох, когда он узнал, что, по всей вероятности, капитал малолетней, вероятно, будет употреблен на какие-нибудь новые революционные предприятия. Лорис-Меликов немедленно отправился к Петрункевич и истребовал от нее похищенные деньги обратно. Прошло еще несколько месяцев. Однажды гр. Панина получает известие о последовавшей в то утро кончине императрицы. Она тотчас отправляется в Зимний дворец, и, о ужас, на лестнице ей встречается сам император, который, приехав из Царского Села на самое короткое время, спешил обратно в объятия княжны Долгорукой. Встреча была неприятная, графиня охотно спряталась бы в какой-нибудь угол, но государь начал весьма любезно разговаривать с нею и рассказал, что при свиданье с женою накануне дал ей обещание никогда не брать от госпожи Петрункевич ее дочь. "Это был последний наш разговор, последний предмет, о коем шла речь". Это дешевое обещание Александр II сдержал в продолжение своего царствования, и София была взята под охрану от сумасбродного влияния матери своей лишь при нынешнем государе.»

И еще на тему "высочайших выговоров": единственный случай, когда от службы без прошения уволили сенатора, - то есть, проще говоря, выгнали его со службы, - произошел тоже при Николае II (это к вопросу о его пресловутой «слабости»). Прежде таких прецедентов не бывало. Случилось это с Игнатием Закревским, специалистом по крестьянскому праву. Причиной была его неосторожная и, прямо скажем, вздорная статья, опубликованная в Times, венцом которой стала фраза: «За русским союзом последовали неизбежно, логически, антисемитизм, антипротестантизм, притеснение слабых, усиление бурбонства и, наконец, — дело Дрейфуса». Чрезвычайно сдержанный Николай разгневался не на шутку выходкой своего сенатора, и оставил на полях доклада следующую энергическую заметку: «Только сумасшедший или изменник способен написать подобную мерзость про свою родину!» Здесь по ссылке излагаются подробности http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/10507.php

Кстати, статья о деле Закревского образцовая – именно так и надо писать: обстоятельно, по подлинным юридическим документам, без пропусков. Это вам не «Матильдами» дурацкими пробавляться… Вот по таким кейсам, и только по ним, реально видишь характеры, нравы и обычаи: Николай – сдержанный, жесткий, но отходчивый (простил все же Закревского через несколько лет); министр юстиции Муравьев (которого излюбленный советофилами Кони так безжалостно полощет по всякому поводу) – дипломатичный и делающий все возможное, чтобы выручить из беды своего коллегу по цеху, хотя, будь Муравьев действительно подлецом, как расписывает Кони, ему ничего не стоило бы предоставить Закревского собственной участи; сам сенатор – один из тех богатых, высокообразованных и увлекающихся либералов-прогрессистов, которых так много было в то время и про которых именно сказано, что умная голова, да дураку дана, и который влип именно из-за своей увлекаемости.

Ну и конечно, неизбежный роковой семнадцатый год – с жуткими подробностями: «После октября 1917 г. обширные владения Закревских были национализированы, имение и особняк в Березовой Рудке разорены, разграблены. Мародеры, не найдя никаких драгоценностей в доме, ринулись в склеп, разворотили могилы, вытащили гробы и выбросили останки. В это время семья сенатора была в Петербурге. Его супруга, Мария Николаевна, больная раком, умирает в своей квартире в доме 52 на набережной Фонтанки. Три дочери ее получили сигнал срочно выехать из дома и перебраться в укромное место, откуда их должны были переправить за границу. Нельзя было терять ни минуты, и, недолго думая, они завернули в простыни еще не остывший труп матери и стащили его на помойку».

Одной из этих дочерей была Мария (Мура) Игнатьевна Закревская-Бенкендорф-Будберг, в будущем подруга Горького и Уэллса, знаменитая то ли двойная, то ли тройная шпионка; а через другую дочь праправнуком Закревского является Никк Клегг, глава британских либеральных демократов, бывший заместитель премьер-министра, ныне лорд-председатель Тайного Совета (тоже, типа, «сенатор», и не рядовой). Вот такой причудливый метаморфозис русского чиновничьего либерализма…

ПС: Тут может явиться вопрос: а как же судейская несменяемость? Но дело в том, что Закревский был сенатором Второго (т.н. Крестьянского) департамента, а его члены судьями не считались - в отличие от сенаторов кассационных департаментов. А когда в 1866 г. при сходных обстоятельствах дед Николая, Царь-Освободитель, захотел уволить кассационного сенатора, Любощинского, то у него ничего не получилось.
Subscribe

  • О реституции (денационализации)

    Обсудили с коллегами вопрос о возможности возвращения награбленных большевиками имуществ - практические и юридические аспекты. По ссылке

  • О коррупции

    Salery дал хороший повод обсудить коррупцию. Действительно, чем же она плоха - и плоха ли вообще? Может, стоит ее легализовать и перестать…

  • Объявление

    По причине моей ангины начало лекций по курсу русского права периода Империи вновь откладывается - на сей раз на 25 февраля.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments