Dr. Alex Vereshchagin (alex_vergin) wrote,
Dr. Alex Vereshchagin
alex_vergin

Categories:

О статье проф. Голосова

«Как должна быть устроена политическая система в России?» Я, признаться, так и не понял, как именно она должна быть устроена. Автор пытается осторожно натянуть на нашу реальность привычную западную классификацию политсистем (президентские, полупрезидентские, парламентские), но без ясных выводов о том, где мы и куда двигаться. А главное, он упускает из виду, что эта классификация не работает в нашей совковой реальности, то есть в имитационном обществе, заполненном симулякрами.

Здешняя политическая практика по форме имитирует полупрезидентскую республику, которая выглядит как бы менее авторитарным вариантом, чем республика президентская. Но это лишь маскировка: в действительности у нас суперпрезидентство, доходящее до степени абсолютизма. Реальный объем власти в руках Путина превосходит объем власти последних самодержцев (те хотя бы не имели власти судебной – как де юре, так и де факто – а вот как нынешние суды не зависят от Кремля, мы прекрасно знаем).

Суть маскировки заключается в том, что существует должность премьер-министра, который формально отвечает перед парламентом. Но, поскольку в СССРФ никакого парламента в действительности нет, то начальник у премьера только один – президент. При этом премьер играет роль громоотвода, принимая на себя ответственность за возможные неудачи, а значительной частью «своего» правительства (силовики+МИД) по существу никак не руководит – это исключительная прерогатива «первого лица», вождя, хозяина. В обличье этой якобы "полупрезидентской" системы продолжает выживать до боли знакомая советская конструкция - дуализм генерального секретаря (подлинного верховного начальника всего и вся) и председателя совета министров (главного завхоза, занимающегося только экономикой).

Да и сама по себе гибридная «полупрезидентская» система является аномалией, возникшей с нелегкой руки генерала де Голля. У него она была призвана замаскировать фактическую монархию: генерал был убежденный монархист и устроил власть наподобие любезных его сердцу  дуалистических монархий 19-го и начала 20-го веков.

Ранее, в абсолютных монархиях, особой потребности в премьере не было: монархи сами руководили министрами. Должность «первого министра» если и возникала, то лишь для того, чтобы снять с монарха груз повседневной координации деятельности министров и избавить его от необходимости непременно председательствовать на их совместных совещаниях. Однако в дуалистической монархии, то есть с появлением парламентов, участвующих в законодательстве, ситуация изменилась. Кто-то должен был представлять правительство при рассмотрении в парламенте законодательных вопросов, касающихся не отдельного ведомства, а всего государства в целом, выслушивать нарекания депутатов и т.п. Понятно, что помазанникам Божиим это было не с руки, почему и понадобилась должность премьера. Скажем, Николай II лишь однажды появился в Думе, а критику депутатов, подчас довольно хамскую, приходилось выслушивать Столыпину и его преемникам. Кроме того, монархическая доктрина предполагала, что монарх есть особа священная, неприкосновенная и потому де-юре безответственная; следовательно, за неправильные действия правительства должен был отвечать кто-то другой, «простой смертный». Им и явился первый министр (в Герм. империи именовавшийся канцлером). Но ответственность предполагает и права, поэтому премьер не мог быть пустым местом, просто громоотводом: разграничение полномочий между ним и монархом регулировалось конституцией и в немалой степени конституционными прецедентами.

Французская Пятая республика изначально была попыткой возродить эту систему дуалистической монархии в условиях массового общества, при котором никакой настоящей монархии быть уже не могло (парламентские монархии суть скрытые республики). Получилась квазимонархия, этакий демократический цезаризм, где президент парит над всеми ветвями власти, а премьер играет роль наследника престола (Помпиду, кстати, и называли «дофином»). После де Голля этот режим эволюционировал в парламентарную сторону, но дуализм «премьер-президент» пока что там сохраняется. Но в целом это очень специфический и даже аномальный случай.

Собственно, Франция есть единственное респектабельное государство, где еще выживает такая модель. В остальных странах, способных послужить образцом, мы видим либо парламентаризм (реальную власть имеют премьер-министры, пользующиеся поддержкой парламента, а глава государства играет церемониальную роль), либо президентскую республику, где президент непосредственно руководит министрами и никакого премьера нет (США и почти все страны Латинской Америки). В последнем случае разделение властей проведено наиболее строго и последовательно.

До парламентаризма нам еще далеко, условия для него не сложились, а потому нормальная президентская республика, упраздняющая должность премьера, была бы для нас большим шагом вперед - хотя бы потому, что она предполагает реальное, а не показное только, разделение властей: президент напрямую возглавляет исполнительную власть и несет ответственность за действия правительства, не перекладывая ее на премьера и многочисленных вице-премьеров (тоже, кстати, совковый рудимент – ведь нигде больше нет этой кучи «зампредов»). Тот, у кого реально в руках вся исполнительная власть, несет и полноту ответственности, а не сваливает ее на других.

Вот таково, если угодно, мое заблуждение:).
Subscribe

  • О реституции (денационализации)

    Обсудили с коллегами вопрос о возможности возвращения награбленных большевиками имуществ - практические и юридические аспекты. По ссылке

  • О коррупции

    Salery дал хороший повод обсудить коррупцию. Действительно, чем же она плоха - и плоха ли вообще? Может, стоит ее легализовать и перестать…

  • Объявление

    По причине моей ангины начало лекций по курсу русского права периода Империи вновь откладывается - на сей раз на 25 февраля.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • О реституции (денационализации)

    Обсудили с коллегами вопрос о возможности возвращения награбленных большевиками имуществ - практические и юридические аспекты. По ссылке

  • О коррупции

    Salery дал хороший повод обсудить коррупцию. Действительно, чем же она плоха - и плоха ли вообще? Может, стоит ее легализовать и перестать…

  • Объявление

    По причине моей ангины начало лекций по курсу русского права периода Империи вновь откладывается - на сей раз на 25 февраля.