Dr. Alex Vereshchagin (alex_vergin) wrote,
Dr. Alex Vereshchagin
alex_vergin

Categories:

О реституции награбленного

Недавно участвовал в междисциплинарном семинаре по вопросу о правопреемстве между РФ и Рос. империей, где выступил по поводу реституции и напомнил, каково юридическое положение этого вопроса. В 2004 г. Конституционный Суд вынес отказное определение (261-О) в ответ на обращение гражданина Фирсанова, безуспешно пытавшегося оспорить в судах применимость грабительского декрета 1918 г. «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах».Суть отказа КС сводится к следующему: оспариваемый декрет «как политический акт, на основании которого в период изменения государственного строя принимались решения о национализации и экспроприации находившегося в частной собственности недвижимого имущества, после завершения этого процесса исчерпал свою силу и, следовательно, проверка его конституционности не может быть осуществлена». Вопрос о реституции – это, мол, вопрос для законодателя. Вот в таком положении вопрос и пребывает поныне.

На мой взгляд, здесь много лукавства; КС попросту испугался ответственности, «не захотел связываться». Ну а законодатель, конечно, торопиться не будет: как писал, кажется, Хайек, современные парламенты давно уже перестали обращать внимание на вопросы справедливости. Это было сказано еще в 1960-х гг. и с тех пор стало лишь более верным. Так что последние органы власти, где апеллировать к справедливости и ставить подобные вопросы еще имеет какой-то смысл – это как раз конституционные суды. Но если и они пренебрегают справедливостью, то получается окончательный моральный тупик и банкротство.

Далее на семинаре был поставлен и обсужден вполне логичный вопрос: а может ли КС рассматривать конституционность актов, предшествующих самой Конституции, то есть, может ли она иметь обратную силу? Лично я в этом проблемы не вижу, да и к тому же КС не раз рассматривал такие нормы (например, положения УК РСФСР). Логика запрета против  ретроспективного действия обычных законов, ухудшающих положение тех или иных лиц, понятна: несправедливо наказывать за то, что считалось нормальным в момент совершения поступка. Но Конституция – не обычный закон, и к тому же в данном случае речь не идет о наказании. Конституционная гарантия частной собственности – это такая базовая вещь, что странно было бы говорить о неожиданности появления этой нормы и несправедливости ее применения с обратной силой. Это в сущности норма естественного права, попранная большевиками. И государство, владеющее огромной собственностью, отобранной у наших предков, не есть некое постороннее лицо, которое пострадает от действий конституционного законодателя в случае, если веления последнего будут с обратной силой применены к большевистским актам. Государство в самом широком смысле – это и есть конституционный законодатель, абстрактный суверен, а не какое-то частное лицо, постороннее процессу принятия норм, не могущее на них влиять и их предвидеть, а следовательно, нуждающееся в защите от обратного их действия. И КС в своей сфере также представляет это самое государство, которому придется в таком случае заняться возвращением собственности потомкам пострадавших.

Между прочим, КС, когда надо, делал вещи в юридическом смысле покруче, чем ретроспективное применение Конституции: вспомним его решение 2009 г. (определение № ноября 2009 г. N 1344-О-Р) о бессрочном моратории на смертную казнь. Там он вообще подменил собой законодателя полностью (думаю, что с радостного согласия последнего) и все свое решение основал на неслыханной вещи – на прекращении действия закона вследствие его продолжительного неприменения! По-моему, это у нас до сих пор единственный случай, когда норма закона потеряла силу из-за длительного неупотребления. Такого нового и радикального аргумента никто из правоведов вообще не ожидал. И ничего: КС не моргнув глазом сказал, что такое вполне возможно, и вовсе не стал отмахиваться от самой темы, перекладывая ее на законодателя (хотя именно тут был воистину законодательный вопрос).

Кроме того, вывод раннесоветских актов из сферы конституционного контроля странен: ведь они имеют длящееся действие, сохраняют основополагающее значение, а существующее распределение собственности (и в особенности принадлежность многих недвижимостей государству) прямо к ним восходит. Мало того: в теории считается, что, в общем и среднем, чем старше нормативный акт, тем более он, так сказать, сомнителен и нуждается в проверке на соответствие общим принципам правовой системы. Это просто потому, что такие акты, будучи приняты давно, с большей вероятностью устарели, и могут быть анахроничны. Однако согласно нашему КС, получается чуть ли не наоборот: как раз наиболее дикие и архаичные акты вполне защищены от конституционного контроля!

В общем, я думаю, что КС просто оробел. Но, между прочим, именно высший суд мог бы с наибольшим удобством решить вопрос о реституции, сняв его тяжесть с законодателя: ведь для этого необходимо солидарное мнение всего-навсего 10 человек из числа членов КС. А законодатель в таком случае мог бы сказать: «Ничего не могу поделать – Суд мне велел вернуться к этому вопросу».  Собственно, в случае с увековечением моратория на смертную казнь именно так и случилось – КС откровенно подыграл Кремлю, приняв на себя ответственность за непопулярный акт.

Необходимым последствием решения КС о принципиальной необходимости реституции и о неконституционности грабительских декретов соввласти было бы принятие закона, в котором можно было бы конкретизировать детали: кто являются наследниками для целей реституции, в каких случаях собственность следует возвращать, а в каких (например, если она государству более не принадлежит) нужно ограничиться компенсацией в определенном размере. Только через такую процедуру воспитывается подлинное уважение к частной собственности, и она действительно становится «священной». А пока можно преспокойно удерживать награбленное и делать вид, что так и надо, никакой проблемы нет, мы будем оставаться потестарной, а не правовой, цивилизацией.


P.S. Характерно, что в КонсультантПлюс этот декрет, в отличие от многих других, до сих пор не помечен как утративший силу. И в самом деле, еще в 1932 году его важнейшие статьи (1-5) официально считались сохраняющими силу (см. Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 01.04.1932 "Об утверждении перечня постановлений ВЦИК и СНК, изданных до 1 января 1931 г., утративших силу, но не отмененных особыми постановлениями"). Так когда же именно он «исчерпал свою силу»? В каком именно году? Дай ответ, КС! Не даёт ответа.
Subscribe

  • Несколько вопросов

    Фильтриус верно пишет, что споры о наследии князя Владимира или Богдана не имеют смысла, но я хочу спросить - не для спора, а просто любопытства…

  • С.В.Волков про украинскую статью Путина

    "Видеть в этой статье изменение принципиального взгляда на проблему никак не возможно, и ни малейшего значения она не имеет".…

  • Про милость и правду

    Конспект моей лекции в Свято-Филаретовском институте, прочитанной в мае. О русском праве до 1917 года…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments