Dr. Alex Vereshchagin (alex_vergin) wrote,
Dr. Alex Vereshchagin
alex_vergin

О помещиках и пейзанах

«10 лет тому назад я приехал в Смелу к Владимиру Бобринскому и застал его за чтением писем, кои он писал отцу своему в 1847 г., приехав хозяйничать в деревню. В то время десятина помещицкой запашки давала 70 пудов хлеба, а крестьянин получал еле 50. С тех пор производительность десятины дошла в Смеле до 200 пудов, а мужицкая осталась при тех же 50. Что же было бы для России выгоднее: если бы каждая из полевой десятины ее давала 200 пудов или оставалась при прежних 50? А между тем мы только и слышим возгласы о необходимости расширения крестьянского землевладения.И притом какого? Общинного. В других странах земледелие совершенствуется ежедневно, изобретаются новые способы культуры. А у нас - мужик ковыряет скверной сохой плохую землю, не возвращая извлекаемого из нее. Что же угрожает в будущем? Обеднение, ухудшение экономического быта. Как помочь этому? Переходя от общинного владения к единичной собственности путем подворного, семейного владения» (статс-секретарь А.А.Половцов – Александру III, 1891 г.).

****

«Ссылались на развитіе у крестьянъ травосѣянія въ половинѣ 8о-хъ годовъ и доказывали охотно, что мірское владѣніе, стало быть, земледѣльческимъ успѣхамъ не мѣшаетъ. Это былъ, конечно, успѣхъ и очень крупный. Но, во-первыхъ, въ черноземной области онъ распространялся слабо, а во-вторыхъ, для его раціональнаго осуществленія необходимо было согласіе всѣхъ общинниковъ, такъ какъ полевая пастьба не позволяла ни одному изъ нихъ выдѣляться изъ числа прочихъ. Зато благодаря именно этой полевой пастьбѣ зловредная привычка поздно засѣвать хлѣбъ, и озимый и яровой, держалась упорно, и міръ не дозволялъ отъ этой привычки отступать, отчего, конечно, страдали урожаи. Крестьянскіе мозги не  могли додуматься до того, что выгоднѣе нанять чужое пастбище или на своемъ надѣлѣ отвести для этого особый участокъ, чѣмъ самихъ себя обрекать на неполный урожай. Причина различія между посѣвами на крестьянскихъ и на частныхъ земляхъ какъ разъ обусловливается этимъ. Замѣчательно,что міръ обыкновенно не позволяетъ и жатву на своей полосѣ начать ранѣе, чѣмъ начнутъ ихъ всѣ односельцы: здѣсь уже прямо дѣйствовала зависть къ хорошему хозяину, т. е. чувство, ведущее неизбѣжно къ уравненію внизъ» (К.Ф.Головин, крупный чиновник и публицист, 1910 г.).

****

«Составители проектов земских банков имели в виду обеспечение земельною собственностью именно беднейшей части населения, которая страдает, по их мнению, от недостаточности наделов. Между тем, с точки зрения народного хозяйства, вовсе не желателен переход земель в руки тех, которые всего менее способны извлечь из нее настоящую выгоду. Как скоро земля начинает истощаться и вследствие того оказывается необходимость перейти к интенсивной обработке и прилагать к земледелию капитал, так появляется естественное стремление к переходу земель в руки капиталистов, и это стремление вполне соответствует требованиям общественной пользы. Взгляд на купеческое хозяйство как на хищничество, и старания, минуя капиталистов, перевести землю в руки крестьян, как настоящих земледельцев, равно противоречит и здравым экономическим понятиям и указаниям практики. Нет сомнения, что в местностях, где есть еще непочатые естественные богатства, земля может сделаться предметом спекуляции: аферист покупает ее затем, чтобы, взяв с нее хорошую прибыль, сбыть ее потом с рук; но такой способ действия совершенно неприложим к местностям, где приходится не извлекать капитал из земли, а вкладывать в нее капитал, чтобы получить доход. В действительности, самое хищническое хозяйство есть хозяйство крестьян, которые обыкновенно берут из земли всё, что можно, и не возвращают ей ничего. С точки зрения общественной пользы, гораздо выгоднее, чтобы неимущий крестьянин обрабатывал землю, нанимаясь у капиталиста, нежели чтобы он сам приобретал ее в долг. В первом случае земля дает много, во втором почти ничего» (Из доклада комиссии тамбовского земства при участии Б.Н.Чичерина, 1882 г.).

****

«Крестьяне использовали свою пахотную землю непроизводительно и расточительно. Расчеты показывают: в начале XX века в Европейской России 40% крестьянской пашни находилось под паром, залежами и подсеками, в то время как в Германии – 5-6%. Если бы крестьяне долю пара довели до 10% пахотной площади, как это наблюдалось у многих землевладельцев, а также у крестьян Бессарабской и Таврической губерний, то их посевы увеличились бы на 29%, и проблема малоземелья надолго исчезла бы. Урожайность на надельных и частновладельческих землях различалась примерно на 20% в пользу последних. При этом большой разницы в способах ведения хозяйства между крестьянами и землевладельцами не замечалось, вследствие чего повышение крестьянских урожаев на 20% представлялось вполне достижимой задачей без каких-либо чрезвычайных мер. Это увеличило бы крестьянские доходы на величину, большую, чем сумма всех прямых налогов с крестьян» (Б.Н.Миронов, современный историк, 2013 г.).
Subscribe

  • Несколько вопросов

    Фильтриус верно пишет, что споры о наследии князя Владимира или Богдана не имеют смысла, но я хочу спросить - не для спора, а просто любопытства…

  • С.В.Волков про украинскую статью Путина

    "Видеть в этой статье изменение принципиального взгляда на проблему никак не возможно, и ни малейшего значения она не имеет".…

  • Про милость и правду

    Конспект моей лекции в Свято-Филаретовском институте, прочитанной в мае. О русском праве до 1917 года…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Несколько вопросов

    Фильтриус верно пишет, что споры о наследии князя Владимира или Богдана не имеют смысла, но я хочу спросить - не для спора, а просто любопытства…

  • С.В.Волков про украинскую статью Путина

    "Видеть в этой статье изменение принципиального взгляда на проблему никак не возможно, и ни малейшего значения она не имеет".…

  • Про милость и правду

    Конспект моей лекции в Свято-Филаретовском институте, прочитанной в мае. О русском праве до 1917 года…